Последние комментарии

  • Алёнка 6666 декабря, 23:35
    У меня в детстве был пудель. Чтобы почесать, я надевала своё пальто, варежки, отцовский ватник и меховый рукавицы. В ...Породы собак, которые не стоит заводить в квартире
  • Алёнка 66629 ноября, 23:12
    Половину хозяев прибить надо и животных отобрать. Нельзя так раскармливать! Сердце не выдержит, да и с другими органа...Коты - пумпыши)
  • t-galina57 Галина23 ноября, 14:24
    Они и домашние на такое способны, даже когда сытые! У нас кошка то же сало ела, когда схватит упавшее на пол. Со стол...Кот ловко стащил сало из кормушки для синиц)

Такой вот хозяин лесной


Этой историей поделилась со мной старейший геолог Вера Петровна. В пятидесятых годах прошлого века их семья жила в Боксоне, в Бурятии. Там велась детальная разведка боксита — алюминиевой руды.

Суров этот край Восточных Саян. Продолжительная морозная зима; короткое прохладное лето; скудная растительность: карликовая берёза, невысокая лиственница да кедровый стланик.

Верочке шёл десятый год, и она не представляла себе другого мира с тихими реками, светлыми дубравами и шумными городами. Уже позднее, увидев, как растёт капуста, она поразилась её зелёной красоте.

На руднике в те времена обычными продуктами были только сушёные овощи: картошка, морковь и лук. Мечтой детства Верочки было вволю поесть настоящей жареной картошки.

Иногда это случалось, когда в посёлок приезжал её родной дядя Алексей Иванович. С обозом он привозил по льду речки Боксонки и оборудование, и горючее, и товары быта, и продовольствие. С его приездом в дом всегда приходил праздник. Ешё бы! Он привозил мороженую облепиху, кедровые орехи, замороженное в кругляши молоко хайнака (помесь яка с коровой!), ну и, конечно, завёрнутую в тулуп свежую картошку.

С лютого мороза Алексей Иванович первым делом отогревался затураном (чаем, заправленным поджаренной ячменной мукой, молоком, маслом и солью). После такого напитка и обеда Алексей Иванович оживлялся, садился у печи и рассказывал байки из своей охотничьей молодости. Как-то он рассказал о своей встрече с Хозяином - так он называл «снежного человека».

- Раньше я с отцом (дедом Верочки) в семейной артели белковал. Давно это было. Теперь такого количества зверья нет. На белковьё мы ехали на заводских лошадях. Везли с собой в сумах разные припасы - в тайге-то не один месяц приходилось жить. До зимовья, рубленной из лиственницы избы, добирались без приключений. А затем начиналась охота. Били всё, что попадалось на мушку винтовок. И лисиц, и рысей, и волков, и кабанов, и кабарожек, и соболей, и сохатых, и изюбров. Но всё проходит. К первой мировой войне даже белки стало мало, так что на белковьё я уже ходил один.

В году двенадцатом до праздника Рождества Христова белковал я по речке Китой. Мой пёс (лайка) по кличке Пират быстро обнаруживал в кронах лиственницы или кедра «губу» (сухие грибы), а это значит, где-то неподалёку и белка. Стукнешь по стволу дерева: любопытный зверёк выскочит. Тут уже не зевай. Добыл я с десяток белок и вышел на открытое место.

Вдруг увидел табунок изюбров (оленей) и среди них «князька», совершенно белого, с серебристым отливом рогача. Он был так красив, что я совершенно забыл про винтовку. А когда спохватился, то было уже поздно. Изюбры сорвались с места и умчались в скалы. В те времена добыть «князька» считалось необыкновенной удачей, по поверью, это приносило семье постоянный достаток. Шкуру «князька» изюбра или шкуру белого волка свято хранили в семье.

Тут Пират, который что-то вынюхивал вдалеке, тявкнул. Подбежал я к нему, гляжу и глазам своим не верю: в кроне кедра - соболь. Только я поднял винтовку, как хитрый, умный зверёк спрятался за ствол, затем слетел вниз и бросился в завалы. Пират и я — за ним. Соболь же юркнул в щель в каменной россыпи.

Быстро наступала ночь. Теперь соболя можно было достать только утром. Огляделся. Да что можно было увидеть в непроглядной темноте? И тут меня такая дрожь взяла, что, не помня себя от страха, я бросился бежать. Вдруг обо что-то споткнулся и полетел в снег. Ушибся немного, но поднялся. Пират лизнул меня в лицо, и это немного меня успокоило. Мой верный друг частенько выручал меня на охоте: и при встречах с волком, и даже с медведем. Смело бросался в бой, отвлекая зверя на себя, что давало мне возможность метко выстрелить.

— Заночуем здесь, — сказал я, и пёс меня понял, потёрся мордой о мою ногу: мол, куда в темноте идти.

На ощупь насобирал я хворосту, разжёг костёр. В котелке разогрел ледышку борша (охотники зимой брали в запас борщ, заранее заморозив его), сварил пельмешек. Затем почистил котелок и вскипятил в нём воду. Из снега вода вкусная получается... От костра жар идёт, а за спиной морозище лютует. Пират лежит рядом.

Снял я полушубок, накинул себе на плечи и продолжаю чаем баловаться. Такая тишина вокруг, только в лесу иногда от мороза деревья потрескивают. От тепла меня потянуло в сон. Неожиданно Пират заскулил, прижался к моим ногам.

И вдруг кто-то сорвал с моих плеч полушубок. Я вскочил, оглянулся — никого. Подумал, что от усталости мне это причудилось. Поднял полушубок, сел у костра и опять принялся за чай. Вдруг Пират снова жалобно тявкнул, шерсть на его спине поднялась дыбом. И в ту же минуту какая-то неведомая сила подняла меня в воздух и отшвырнула от костра. Я поднялся, бросился к огню и схватил винтовку.

В этот момент из-за туч выглянула луна, в десяти метрах от себя я увидел похожее на огромного человека мохнатое существо. «Хозяин», - пронеслось в мозгу. А чудище повернулось и не спеша двинулось к скалам. Я вскинул винтовку, но в моей голове прозвучало: не смей стрелять! Да так грозно прозвучало, что я винтовку выронил.

Тем временем Хозяин скрылся за деревьями. И вдруг я подумал, что мог чем-то его обидеть. Вспомнил охотничье правило - ни в коем случае не разводить костров на звериных тропах. Обругал я себя и при свете луны перетаскал сушняк на другое место. Вновь зажёг костёр, вскипятил чай и всю ночь просидел, не сомкнув глаз. А утром на небе увидел круглую блестящую штуковину, похожую на миску, которая вдруг у меня на глазах неожиданно исчезла. Да в сотне метров от костра начинались следы больших босых ног, которые вели к пропасти.

Вера Петровна тогда же услышала от отца, как он назвал чудище гигантопитеком. А её дядя тогда возразил, что такого слова не знает и это был Хозяин. Он лес и зверьё бережёт.

И старый охотник рассказал историю о своём друге Федьке Бусыгине:

— Друг мой был охотник, каких поискать. Как-то похвалился, что «князька» изюбра добыл. В том же году белковал он в дальних лесах и исчез. Мы его искали, искали, но никаких следов обнаружить не удалось. Сгинул Федька... Старые охотники говорили: «Жаден до зверя он был. Порой убивал ради потехи. Вот Хозяин и забрал его, чтобы не куролесил». Поговаривали, что Хозяин с той круглой тарелкой связан, да только я не верил.

- Ну а тогда на рассвете, - продолжал Алексей Иванович, — собрался я и ушёл с гиблого места. Ничего в тот раз, кроме десятка белок, не добыл. Казалось, лес меня выгнал.

Источник ➝