ЭпиЦентр позитива

9 373 подписчика

Свежие комментарии

  • Валера Юшков
    <i>Комментарий скрыт</i>11 историй о людя...
  • Дядя Саша Polichek
    Афтар, никогда мне пишите, что это - открытки.20 открыток для л...
  • Сергей К
    Отлично.Моя забывчивая по...

ПОДПИСЫВАНИЕ ПЕТИЦИЙ НЕ ГАРАНТИРУЕТ ПОБЕДУ, НО ДЕЛАЕТ В НЕЕ СЕРЬЕЗНЫЙ ВКЛАД

Нет ни одного человека в сети, кто не знал бы о петициях сайта Change.org. Кто-то ежедневно получает просьбы их подписать по e-mail или в соцсетях, кто-то их подписывает, а кто-то – создает.

 

aol.jpg

Актуальные петиции сайта Change.org

Широкое общественное «петиционное» движение охватывает все больше и больше пользователей Всемирной паутины: только на старейшем из сайтов, Change.org, зарегистрировано и активничает свыше 120 миллионов (!) пользователей.

Почему не стоит подписывать петиции

Пару месяцев назад в Сети внезапно возникла «волна» обличительных текстов в адрес Change.org. Сначала по их поводу высказался православный портал «Правмир», затем по Change.org «прошёлся» пресс-секретарь Президента РФ Дмитрий Песков, и. наконец, «припечатал» площадку один из самых популярных блогеров Рунета (в первой десятке по данным Яндекс), журналист, бизнесмен и стартапер Антон Носик:

«Я никогда не подпишу никакую российскую петицию на этом сервере. По двум очень простым причинам.

Во-первых, ни одно российское ведомство, учреждение или должностное лицо по закону вообще не обязано обращать внимание на подписи, размещённые неустановленными лицами на частном коммерческом сервере, расположенном в штате Делавэр, США…

Во-вторых, сам по себе Change.org — проект в высшей степени отстойный, спаммерский и корявый… Для меня наиболее существенной проблемой является в высшей степени некорректное обращение владельцев сервиса с персональными данными людей, доверивших ему свою персональную информацию.

Мало того, что они её продают налево, и могут от Вашего имени заспамить Вашу же фейсбучную ленту — так они ещё и используют контакты зарегистрированного пользователя для присылки собственной непрошенной рекламы».

Вот она, суровая правда подписных сайтов! Оказывается, петиции — только прикрытие успешного, но неэтичного коммерческого проекта: пользуясь доверчиво оставленными почтовыми данными 120 (!) миллионов  пользователей, создатели ресурса организуют масштабную рассылку рекламного спама. Даже если продать каждый адрес за десять центов — прибыль астрономическая!

Почему стоит подписывать петиции

С этим обвинением сложно что-нибудь поделать: доказательств ни у одной, ни у другой стороны никаких, а логика — железная: очень сложно поверить в исключительно  благородные порывы глобальной интернет-площадки, располагающей суперсовременным офисом и высокооплачиваемым штатом профессионалов. Не могут же они ничем не зарабатывать! Значит, Носик прав?

Но тут такая штука. Я сама — не только активный пользователь и подписант петиций change.org, мне приходилось и создавать те самые петиции, которые мозолят глаза пользователям соцсетей.

Их было две – в защиту частного зоопарка «Карлуша», который сносили в Минске по улице Яубовского (5 006 подписей) и в защиту злополучных кадетов Ястрембельской школы-интерната, которым грозило отчисление из-за фотографии с белорусским гербом «Погоня» (2 994 подписи). 

karlusha.jpg

Зоопарк «Карлуша», Фото: wildlife.by

Зоопарк тогда все-таки снесли. Я звонила его хозяину: благодаря петиции и очевидной массовой поддержке  ему удалось получить какие-то блага от тех, кто зоопарк сносил, однако отстоять зверей не удалось — аргументы властей оказались сильнее петиций.

А вот кадетов не уволили — обнаружив волну общественного возмущения, частью которой была и массово подписываемая петиция, директор принес свои извинения чуть было не вылетевшим ученикам и отменил распоряжение об их отчислении.

Конечно, не только — и, возможно, не столько — петиция повлияла на решение директора школы-интерната. Однако она явилась единственным числовым, количественным выражением того самого «общественного возмущения», поднявшегося в социальных сетях и республиканской прессе, еще одним — и не самым слабым — аргументом, а значит, не была стопроцентно нерезультативной.

И о рекламном спаме.

В том виде, в котором его клеймит Антон Носик, спама нет. Большинству пользователей Change.org приходит стандартная рассылка от ресурса, оповещающая о вновь открытых петициях, и, конечно, это неудобно и неприятно: пользователям хотелось бы иметь информацию по тем текстам, которые их интересуют, и не иметь такой информации по любым другим, но политика ресурса в области рассылки негибка.

Поэтому я аккуратно отметила птичкой предложение сайта не слать мне никаких оповещений о любых других петициях (а то ведь, и правда, бывало, зайдешь утром в почту – а там борются за жизнь австралийских кенгуру или за частные школы для детей малых племен Конго), и, само собой, у меня стоит спам-фильтр в настройках почтового ящика. 

Что на самом деле представляет собой Change.org

Высказывания Антона Носика комментирует координатор проекта Change.org по Восточной Европе Дмитрий Савелов.

velvet_1.jpg

На фото — Дмитрий Савелов

Дмитрий, и все-таки: Change.org продает базы данных своих пользователей сторонним компаниям?

Категорически нет. Никогда и нигде Change.org не продавал
персональные данные никаким третьим лицам. Мы - крупная международная
компания, и наша команда очень серьезно и профессионально
относиться к вопросу о защите персональных данных.

Более того, на Change.org в принципе нет рекламных кампаний. На
территории некоторых стран (но не в России и Беларуси) существуют
«спонсируемые кампании» — общественные кампании, начатые негосударственными организациями (такими, как Гринпис, Фонд Малалы, Красный Крест и др.), которые ведут свою общественную деятельность и начинают петиции точно также, как и любой другой пользователь платформы.

Информация о «спонсируемой кампании» никогда не приходит пользователям
по e-mail (еще один аргумент Носика).

Окошко с приглашением подписать «спонисируемую петицию» появляется во время использования пользователем сайта. Тогда же у пользователя появляется опция не просто подписать петицию, но и присоединиться к организации-автору петиции, деятельность которой он поддерживает. Т.е. пользователь самостоятельно дает право организации связаться с ним.

Другими словами, Change.org помогает пользователям, которых волнуют определенные общественные вопросы, найти организации, которые помогли бы им в них разобраться.

А организациям, занимающимся чем-то важным, мы помогаем найти единомышленников среди наших пользователей. Но, повторюсь, россияне и беларусы «спонсируемых кампаний» еще не видели — т.к. эти сервисы в наших странах пока вообще не доступны.

velvet_2.jpg

На фото — Антон Носик

Как вы прокомментируете разоблачительный пост Антона Носика?

В своем посте Антон Носик поднимает несколько важных моментов, с
которыми сталкивается любая IT-компания сегодня. Но при этом,
аргументы (далекие от фактов), которые привел Носик в своем посте о Change.org — совсем не соответствуют действительности.

Можно хотя бы почитать комментарии его же подписчиков под его постом, чтобы в этом убедиться. Большинство из них — наши пользователи. И все они пишут, что никакой рекламы от нас они никогда не получали, и что платформой Change.org они пользуются потому, что видят реальные результаты достигаемые авторами петиций.

Мы никогда и никому не отправляем рекламные сообщения, хотя
бы потому, что у нас в принципе нет рекламы на платформе. И емейлов с какой-либо рекламой коммерческих компаний или их продукции у нас просто быть не
может.

Но что у нас есть и много — это победы наших пользователей и
тот вклад, который вносят их успешные петиции. Это можно увидеть,
зайдя на главную страницу сайта.

Так они все-таки бывают, успешные петиции?

Конечно. В среднем, на Change.org каждый час чья-то петиция становится
успешной. Только в России за последние два месяца более 1 миллиона
человек участвовали в петициях, которые стали успешными. Это огромное
количество.

Из последних примеров, кампания родителей и более 87 тысяч
москвичей, их поддержавших, которые вместе вернули аппаратное лечение в
детский сад для детей с нарушениями зрения.

Или петиция из Украины за возвращение старого «Кинопоиска», которую
подписали более 46 тысяч человек. Или петиция 76-летней Натальи, которая добилась от Пушкинского музея скамеек для людей, которым тяжело стоять.

Скажите, пользователи каких стран размещают свои петиции у вас?

Наша платформа открыта для всех. Любой человек из любой страны может
начать свою петицию о любой проблеме, которая волнует его. На данный
момент сайт доступен на 18 языках, что позволяет людям по всему миру
использовать его. На данный момент, мы насчитали где-то 196 стран, в
которых у нас есть пользователи.

А как вы относитесь к сайтам-конкурентам вроде Avaaz?

Мы не считаем другие сайты и организации конкурентами — наоборот, чем
больше появляется инициатив, направленных на социальное благо, тем
лучше. Это значит, что у граждан появляются все новые и новые
инструменты, позволяющие им участвовать с процессах принятия решений, отстаивать свою точку зрения и добиваться важных для них перемен. Это
замечательно!

А что вы думаете о петициях на Change.org?

VELVET: Анна Северинец
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх